Последние

Новости Рубежного
Оплата комунальных платежей через сервис ПриватБанк
13 мая 2013 года злоумышленники похитили дорогостоящее оборудование на ООО «НПО «Северодонецкий Стеклопластик», содержащее драгметалл платину. Общая сумма убытка составила около 34 млн.грн.
            Хищение повлекло за собой огромный ущерб не только для предприятия, но и города: завод остановлен, следовательно, прекращено производство и сбыт продукции, а также поступление значительных сумм налогов в городскую казну.   Труженики предприятия, понятно, лишились достойно оплачиваемых рабочих мест.
Уже 6 июля 2013 года пресс-служба прокуратуры Луганской области сообщила о задержании следственно-оперативной группой пяти человек по подозрению в совершении разбойного нападения на ООО «НПО «Северодонецкий Стеклопластик». 
 Правоохранители собрали и предоставили все необходимые улики,   доказательства вины задержанных преступников. Материалы следствия были направлены в Северодонецкий городской суд. 
Все были уверены: Фемида будет справедливой, и в ближайшее время грабители понесут заслуженное наказание.
Но не тут-то было. Настоящий квест с необъяснимым, словно мистическим оттенком на протяжении вот уже порядка семи лет никак не может прийти к своему логичному завершению. Печальный и, к сожалению, подтвержденный фактами, вывод один:  коррупция среди  «вершителей справедливости и верховенства Закона»,  на громадный промежуток времени отсрочил наступление справедливого возмездия для преступников. 
Что же мы  имеем, как говорится, на сегодняшний день? До сих пор  черта в этом  деле, увы, окончательно так и не подведена…
            Первое заседание Северодонецким судом было назначено на 03.12.13г. (уголовное производство 428/9526/13-к  по признакам состава преступления, предусмотренного частью 4 статьи 187 УК Украины — разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием опасным для жизни и здоровья лиц, совершенное по предварительному сговору группой лиц, соединенное с проникновением в иное помещение, направленное на завладение имуществом в особо крупных размерах.  Наказание предусматривается от 8-ми до 15-ти лет лишения свободы.), в составе коллегии судей под председательством судьи Александровой Н.В... 
Не секрет, что порой рассмотрение судом уголовных дел растягивается на достаточно продолжительный промежуток времени. Но в нашем случае сроки эти, под председательством различных судей, достигли, пожалуй, феноменальной длительности! 
Судите сами: так под председательством судьи Александровой рассмотрение уголовного дела по факту хищения платины с ООО «НПО «Северодонецкий Стеклопластик» продолжалось с 03.12.13  по 12.06.15  (18,5 месяцев); под председательством судьи Апелляционного суда Луганской области Белаха А.В. – с 12.06.15 по 15.04.16  (10 месяцев); судьи Северодонецкого городского суда Макаренко И.Г. – с 20.04.16 по 24.07.18. (27 месяцев); судьи Апелляционного суда Луганской области Рябчун О.В. – с 24.07.18 по 20.09.18 (2 месяца); судьи Луганского апелляционного суда Луклянчука В.Ф. – с 20.09.18 по настоящее время. Впечатляет, не правда ли?
В настоящее время обвиняемыми по указанному выше уголовному производству проходят жители Северодонецка Масличенко Ю.А., Римар В.А., Цыганков В.В., Маджар А.А.
Для большей объективности рассмотрения причин затягивания судебного процесса и вынесенных решений пришлось обратиться реестру судебных решений на сайте «Судебная власть Украины» (https://court.qov.ua) по делу 428/9526/13-к от 03.12.2013 года, где предполагалось найти хоть какие-то этому логичные объяснения.
Однако, на поверку, как оказалось, вопросов возникло  гораздо больше, чем ответов. Вот, к примеру,  убедительная иллюстрация необъективности,  странной “гибкости” и “доброго” отношения коллегии судей под председательством судьи Александровой Северодонецкого городского суда при вынесении ими постановления от 14 мая 2014 года. Читаем: «Коллегия судей Северодонецкого городского суда под председательством судьи Александровой, “рассмотрев в открытом судебном заседании ходатайство защитника обвиняемого Масличенко Ю.А. о замене для него меры пресечения в виде содержания под стражей на домашний арест...», удовлетворяет его.   Тут следует обратить внимание на последующую формулировку суда: «… который (домашний арест, авт.) заключается  в запрете обвиняемому покидать место жительства  с 21.00 ч. до 08.00 ч. на период рассмотрения дела судом. Исключение составляют случаи прохождения лечения в стационарном отделении  соответствующего медицинского учреждения». Кстати, медицинская справка, включающая в себя перечень самых разнообразных, на любой, как говорится вкус, диагнозов обвиняемого, согласно которым у него имеются существенные проблемы со здоровьем, вызывает, мягко говоря, недоумение, особенно потому, что в ней, а также в этом же постановлении суда сказано: читаем – ««…согласно справки Коммунальной организации «Северодонецкая городская многопрофильная больница» № 31 от 12.02.2014 года у Масличенко Ю.А. зарегистрированы следующие диагнозы……., и на момент проведения осмотра состояния здоровья он не разрешал получать лечение в местах лишения воли»».
Следовательно, напрашивается вывод, что, совершив разбойное нападение по которому предполагается существенный срок наказания или в период содержания под стражей на время судебного процесса (следствия), а сидеть не хочется надо просто стать больным и отказаться от лечения по месту лишения воли, а дальше правосудие пойдёт на встречу и «отпустить домой». И выйдя «под домашний арест», обвиняемый Масличенко Ю.А. радуясь свободе, приступает к восстановлению здоровья, только не в медицинских учреждениях города, а открыто в ночных барах и ресторанах города, где «лекарство льётся рекой». После «прохождения лечения» наш персонаж (больше известный как «Корадо») садиться в автомобиль и гоняет по городу, вновь подвергая граждан опасности. Неоднократно задерживается сотрудниками полиции за «управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения», «за превышение скорости движения», «за управление транспортным средством без документов» и т.д. И, где же зоркое око нашей ФЕМИДЫ, почему она спит, а преступник не возвращается к покинутому месту лишения свободы???
Далее, коллегия судей Северодонецкого суда, под председательством судьи Александровой, по тому же делу 428/9526/13-к, 12 июня 2015 года выносит приговор обвиняемым, по которому постановляется “освободить обвиняемого Масличенко от отбывания назначенного наказания, заменив его прохождением испытательного срока на три года!  Что и говорить, ловко, господа судьи,  просто виртуозно! Вольный, необременительный стиль отбывания, так называемого, наказания после резонансного разбойного нападения — верх цинизма, произвола, полной уверенности во вседозволенности, безнаказанности:  “как хочу, так и верчу”! Действия Юрия Масличенко мастерски “подогнали” под ч.1 ст. 396 (сокрытие преступления) Уголовного Кодекса Украины.
В этом же приговоре постановляется,  что подельники Масличенко Ю.А., грабители  Римар В.А., Цыганков В.В., Маджар А.А., согласно ст. 187, ч.4 (разбой) УПК,  получили минимальные, от 8 до 9 лет, сроки лишения свободы. При том, что эта же статья Уголовного Кодекса Украины  предусматривает отбывание наказания  сроком до 15 лет лишения свободы. 
Вызывает закономерное подозрение и тот факт, что, к примеру, судья Александрова,   после вынесения приговора, срочно продаёт свою северодонецкую квартиру (которая располагалась в одном из элитных домов города, кстати, рядом с квартирой Масличенко) и в срочном порядке выезжает на постоянное место жительства в Россию, куда и происходил сбыт похищенной платины. 
Далее, на основании поданных апелляций, дело передаётся в Апеляционный суд Луганской области и 20 апреля 2016 года выносится постановление об отмене приговора Северодонецкого городского суда в отношении наших фигурантов и назначается новое рассмотрение дела в суде 1-й инстанции. Интерес представляют некоторые обстоятельства указанные в постановлении апелляционного суда, которые повлияли на отмену приговора и начинаются они с 20-й страницы постановления, абзац:
«Прокурор настаивал на пересмотре в судебном заседании…...». Кратко, так апелляционный суд указал, что коллегия судей под председательством судьи Александровой была предвзятой, отклонила и не учла многие доказательства предоставленные следствиемОсобый интерес представляет следующие фразы из постановления апелляционного суда, на которые ранее делался акцент автора:
«…так, во время судебного рассмотрения Масличенко постановлением суда от 14.05.2014 года была изменена мера пресечения с нахождения под стражей на домашний арест, по формальным обстоятельствам в виде болезни, которая требовала стационарного лечения».
«Кроме этого, в судебном заседании не установлено, действительно ли Масличенко находился или находится на стационарном лечении в медицинском учреждении. Так же не установлена необходимость его дальнейшего лечения в стационаре».
«Факт изъятия у Маслюченко фрагментов драгоценного металла платины, в качестве доказательства его вины в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч.4, ст.187 УКУ, суд не принял во внимание (это с учётом изъятия у него платины на сумму более 10 млн.грн».
«Так же, судом сделан предвзятый вывод, что вина Маслюченко в совершении уголовного преступления предусмотренного ч.1, ст. 263 (незаконное обращение с оружием,…) не подтвердилась. Согласна обвинительного акта, именно Маслюченко, был осведомлён об оружии, мог с ним обращаться, что давало ему возможность найти необходимое оружие для облегчения совершения вооруженного разбойного нападения и хранения оружия». Этот вывод суд сделал потому, что только у Масличенко были для этого возможности. Например, он в середине 90-х годов служил в патрульной милиции Северодонецкого ГО УМВД, имел доступ к оружию. Среди сослуживцев характеризовался крайне отрицательно, держался на службе только из-за высокопоставленного родственника «Ш», работавшего в милиции.
«…изученные обстоятельства дела свидетельствуют про существенную неполноту и значительные нарушения требований УПК Украины, со стороны суда».
«Вместе с тем, апелляционный суд подчеркивает, что если во время нового рассмотрения вина обвиняемых будет доказана в рамках предъявленного им обвинения (ч.4, ст.187 УКУ – разбой), то апелляционный суд соглашается с доводами прокурора и представителя потерпевшей стороны, что назначенное им (обвиняемым) этим приговором наказание является очень мягким». Далее увидим, как будет учитываться это мнение!.
А самое главное апелляционный суд в рассматриваемом деле не нашёл документального подтверждения распределения дела коллегии судей под председательством судьи Александровой, ни электронного как положено, ни какого либо другого, кто назначил такую коллегию остаётся загадкой до настоящего времени. Этот факт прямое подтверждение коррупции.Так как большая часть похищенного оборудования до сих пор не найдена, не найдены средства совершения преступления (например, автоматы, травматические пистолеты, рации и т.д.), следует закономерный вывод, что лояльность суда была «подмотивирована» и использована на все сто процентов участниками разбоя.
И вот, наконец, коллегия судей Северодонецкого городского суда, под председательством судьи Макаренко И.Г., по тому же делу 428/9526/13-к, 24 июля 2018 года выносит новый приговор, по которому теперь и Масличенко Ю.А., Римар В.А., Цыганков В.В., Маджар А.А., согласно ч.4, ст. 187 (разбой) УПК,  снова получили минимальные, от 8 до 8,5 лет (на полгода меньше чем ранее), сроки лишения свободы. Получается, если их вина доказана, то почему тогда сроки наказания ещё меньше и не учтено мнение апелляционного суда??? В чём причина???
Оказывается всё просто. 24 декабря 2015 года вступил в силу закон Украины № 838-VIII (общеизвестный как «Закон Савченко»). Согласно этого закона срок предварительного заключения в один день приравнивается к двум дням лишения свободы по приговору. Впечатляет, не правда ли? И хотя данный закон утратил силу 21 июня 2017 года, наши разбойники Римар В.А., Цыганков В.В., Маджар А.А. выходят раньше на свободу (так например, приговор на 8 лет и 6-ть месяцев превращается- считаем, заключение под стражу произошло 05.07.2013г., то до 21.06.2017г. срок нахождения в следственном изоляторе увеличивается вдвое с 3-х лет 11 месяцев 16 дней до почти 8-ми лет). Теперь становиться понятно, почему не было учтено мнение апелляционного суда и назначены минимальные сроки!
А, что же с нашим основным фигурантом Масличенко Ю.А., он же получил по второму приговору 8-мь с половиной лет, а находился в предварительном заключении с 5 июля 2013 по 14 мая 2014 года, всего 10-ть месяцев 9 дней, а далее был «отпущен судом домой для лечения». Получается, если приговор вступит в силу, ему придётся направиться в места лишения свободы как минимум на срок около 7 лет и ранее проведённое «эффектное освобождение для лечения может сыграть злую шутку»? Может по этой причине снова затягивается процесс?
Посудите сами, пока всё шло замечательно и Масличенко «комфортно коротал время дома», а подельники, не отбыв даже минимального срока вышли на свободу, но как оказалось, что не смотря на все усилия во втором приговоре суда пришлось учесть доказательства следствия, которые ранее не принимались во внимание и чётко свидетельствовали об участии его в разбое.   А далее снова начинается «очередная серия детектива» и наши обвиняемые, с «лёгкой руки», пытаются стать «пострадавшими» заявив 11 февраля 2019 года, на судебном заседании Луганского апелляционного суда, что во время следствия они подвергались психологическому и физическому воздействию и на основании очередного бездоказательного заявления лиц совершивших разбой суд принимает решение уведомить об этом следственное подразделение государственного бюро расследований! Не кажется, что то напоминает события «освобождения из под стражи для лечения», (год прошёл результатов расследования нет). Логично возникает вопрос, а как можно внести ясность в возможные события шестилетней давности, какими методами можно определить заявленное психологическое или физическое воздействие, если сами обвиняемые не заявляли о таком событии ранее? Любой грамотный и не коррумпированный следователь, криминалист, психолог скажет, что это не возможно, так как не были зафиксированы факты такого воздействия, но учитывая рассмотренную тенденцию по делу — «невозможного нет». Интрига остаётся, следим за событиями!
На последнем заседании Луганского апелляционного суда, которое состоялось 11 декабря 2019 года, обвиняемый Масличенко и его защита заявляют о фальсификации доказательств по уголовному делу следствием, а суд, беря во внимание очередное бездоказательное заявление преступников, снова переносит принятие окончательного решения на два месяца «в целях проверки доказательств». Теперь будет понятна читателю причина столь подробного изложения процесса выше. Обращает на себя внимание тот факт, что все доказательства по делу были представлены суду следствием ещё в декабре 2013 года и с того времени не изменились. Ранее и Масличенко и его защиту они устраивали, когда коллегия судей Северодонецкого суда, под председательством судьи Александровой их не учитывала при вынесении приговора. Напомним, все доказательства ранее уже рассматривал Апеляционный суд Луганской области и учел их в своем постановлении от 20 апреля 2016 года. На втором слушании дела, коллегией судей Северодонецкого городского суда, под председательством судьи Макаренко И.Г., так же не было вопросов. И в чем же интрига? А интрига заключается в том, что Масличенко и другие обвиняемые, совершившие разбой, ««легким движением руки превращаются сначала из разбойников в «пострадавших от физического и психического насилия следствия»», а затем плавно переходят в разряд «добросовестных коммерсантов» килограммами скупающими платину и честно выкладывая за её покупку десятки миллионов гривен! Прибыльный бизнес, не правда ли?
Так и хочется задать логичный риторический вопрос: как же так произошло, что, совершив  тяжкое уголовное преступление, повлекшее за собой столь серьезные для предприятия и города, последствия, бандиты отделались, мягко говоря, испугом?! Где была справедливая, строгая, независимая ни от кого и ни от чего Фемида?!  На что именно в этом деле были туго  завязаны ее некогда зоркие, проницательные глаза?! 
Пожалуй, значительная роль в этом уникальном судебном процессе,  его лояльных решениях во многом принадлежит адвокатам Олегу Горбатенко, Пивоварову Владимиру Ивановичу, Юрченко Владимиру Григорьевичу. Кстати, как не странно адвокаты О. Горбатенко и В. Пивоваров защищают только обвиняемого Масличенко.
            Будет не справедливым наше расследование без выяснения возможных причин и мотивов объединяющих участников рассматриваемого резонансного процесса. Делать вывод по изложенным данным предоставляется читателю.
            Как мы отмечали выше, трудовая деятельность Юрия Масличенко начиналась в патрульной милиции города Северодонецка, но продолжалась недолго. И не состоявшийся милиционер переквалифицировался в «коммерсанта», его бизнес был связан с деятельностью по приёмке металлолома. Не секрет, что данный бизнес не всегда чисть и многие года находился «под бдительным оком бывшей милиции», может по этой причине он был постоянным посетителем Северодонецкого ГО УМВД в Луганской области? 
             Адвокат Олег Горбатенко, в 90-х годах работал в прокуратуре Кременского района, но из-за имевшего место скандального события был снят с занимаемой должности, а в начале 2000 годов снова стал работать, но уже помощником прокурора города Северодонецка. Приблизительно в 2005 году он уже является судьёй Северодонецкого городского суда, а в 2011—2012 годах назначается на должность председателя Лисичанского городского суда, которую ему пришлось покинуть в конце 2015 года. Причиной ухода с занимаемой должности явились события связанные с его женой Еленой Горбатенко, которая работала судьёй Северодонецкого городского суда. Восстановим хронологию событий из средств массовой информации:
            «Специализированная антикоррупционная прокуратура завершила досудебное расследование и направила в суд обвинительные акты в отношении судьи Северодонецкого городского суда Луганской области Елены Горбатенко, заместителя прокурора города Северодонецка Пивоварова и адвоката Бондаренко, который выступал посредником в получении взятки. Об этом в своем Fb написал замглавы ГПУ — руководитель САП Назар Холодницкий» (для сведения читателя дело в суде не закрыто).
            Указанные лица требовали и получили взятку в размере 6 тысяч долларов за смягчение приговора для обвиняемых в сбыте наркотиков. Досудебным расследованием установлено, что заместитель прокурора города Северодонецка заставил своего подчиненного — процессуального руководителя в данном уголовном производстве, изменить квалификацию преступления на такую, которая не предусматривает реального лишения свободы обвиняемого. За будущий судебный приговор и не обжалование прокуратурой решения в апелляционном порядке судья и прокурор требовали взятку», — уточнил Холодницкий».
«Как пишет «Первая инстанция» со ссылкой на определение Соломенского райсуда Киева, размещенное в Едином реестре судебных решений, предыстория преступления выглядела так. Один из двух обвиняемых по уголовной статье «незаконное изготовление, перевозка или сбыт наркотических средств» обратился к адвокату, с которым было заключено соглашение о защите.
Когда обвинительный акт был направлен в местный суд, адвокат обратился к заместителю прокурору Северодонецка за содействием в вынесении судом мягкого приговора: лишение свободы защитник просил заменить испытательным сроком. Также, он хотел, чтобы прокуратура не обжаловала решение первой инстанции в апелляционном порядке.
В свою очередь, адвокат вскоре получил от клиентов (которые обратились в СБУ) 6 тысяч долларов и передал большую часть суммы (5 тысяч долларов) прокурору Пивоварову. Остаток – 1 тысячу долларов – защитник должен был отнести чиновнику после вступления приговора суда в законную силу. При этом, из полученной суммы 1,5 тысяч долларов прокурор сразу передал судье Горбатенко, которая 23 октября 2015 года вынесла «правильный» приговор: подсудимых осудили на 5 лет тюрьмы, но тут же заменили лишение свободы испытательным сроком в три года. В этот же день прокурор и судья были задержаны (не правда ли напоминает нашу историю с приговором по Масличенко, явно отработанная схема).
«Можете себе представить, как у человека, который должен получить реальную меру наказания, к сожалению, терпение кончилось, если он заявил, что с него требуют деньги за изменение приговора», — комментировал инцидент Матиос. Предварительно военная прокуратура квалифицировала дела «северодонецкой троицы» по ч.3 ст.368 УК Украины (получение неправомерной выгоды должностным лицом)».
«26 октября 2015 года севередонецкой судье Елене Горбатенко, было сообщено о подозрении в преступлении и определен залог в размере 688 тыс. гривен (надо отметить, что залог внесён и в настоящее время Елена Горбатенко – адвокат). В аналогичной ситуации оказался заместитель прокурора города Северодонецка Пивоваров, им обоим грозит наказание в виде лишения свободы на десять лет» (Наблюдаем за результатами процесса!). В ходе обыска по месту проживания Елены Горбатенко, принадлежащего ее мужу Олегу Горбатенко, также было найдено и изъято 37 000 долларов и 2000 евро, "документы на иностранном языке в которых содержится фамилия и имя судьи, и расчеты по финансовым операциям, а также широкий перечень украшений из золота. В ходе досудебного расследования наложен арест на три автомобиля, квартиры в Луганске и Северодонецке. Решением Высшей квалификационной комиссии судей Украины «служительницу ФЕМИДЫ отстранили от должности».
«Добавим, что согласно данным СБУ, после задержания Елены Горбатенко и Пивоварова, близкими родственниками и коллегами подозреваемых во взятке проводился сбор средств, для помощи задержанных». ???
«В январе 2016 года стало известно, что судья Горбатенко имеет квартиру и банковский счет в Испании. Об этом сообщила "Первая инстанция" со ссылкой на постановление Соломенского суда Киева от 21 января. По информации издания, в ходе обыска по месту жительства судьи Горбатенко следователи изъяли документы, которые указывают на покупку квартиры в Испании. Испанская квартира судьи куплена летом 2015 года и расположена на побережье Коста Бланка в городе Гандия, провинция Валенсия. Также у судьи обнаружены денежные средства в банке "Bankia S. A." (Валенсия, Испания)».
            Покупку квартиры в Испании, бывшая судья, пояснила так: "Место, где я проживаю — это город Северодонецк. Линия разграничения — 20 км. У меня стекла дрожат каждый день. Поэтому мы решили приобрести жилье, где более уютно", а Вы жители  Северодонецка все купили недвижимость в Испании?.
Что касается адвоката Пивоварова Владимира Ивановича, то тут отдельный разговор:  пользуясь авторитетом у бывших сослуживцев, не будучи  явно замеченным в коррупционных схемах, он усердно и ответственно защищает подсудимого Маслюченко, как племянника своего близкого товарища  и руководителя по бывшей службе, а ныне — преуспевающего в своем  бизнесе коммерсанта. Как мы отмечали выше, бизнес Масличенко с металлоломом «расцвёл» именно в период, когда наши сослуживцы занимали руководящие должности в Северодонецком ГО УМВД в Луганской области. Такой  вот расклад.
Адвокат Юрченко В.Г., который защищает ещё 2-х обвиняемых, тоже начинал свою службу в Северодонецком ГО УМВД в Луганской области в должности участкового. Затем работал в следствии Лисичанского ГО УМВД в Луганской области. Откуда был уволен за коррупцию!
      Продолжаем следить за событиями, следующее слушание дела 428/9526/13-к назначено на 10.00 12 февраля 2020 года в Луганском апелляционном суде.


194  2  0 
Категории:
Дата публикации:
07:14, 08.02.2020
Автор публикации:

Для добавления комментариев к новостям вы должны Войти или Зарегистрироваться на сайте